На сайте

Сейчас 36 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

О племенных кобелях. Интервью с Р. Бьючемпом

Летом 1987 года Джен Фергюс (Jean Fergus), журналист из Калифорнии и издатель нескольких заслуживающих внимания породных журналов, опубликовала серию интервью с Ричардом Бьючемпом (Richard G. Beauchamp), издателем журнала “Kennel Review”. Вначале эти интервью предназначались для журнала о породе бишон фризе, однако уже после первого интервью она поняла, что его содержание прекрасно подходит для ее журнала о ши-тсу. Когда второе интервью было завершено, они оба отбросили мысль создать серию интервью об отдельной породе, но решили осветить чистопородное разведение вообще, а также людей, места и события, так запутанно вовлеченные в него.

Своими проницательными вопросами Фергюс зондирует невероятную поверхность опыта Бьючемпа и узнает его авторитетное мнение. Возможно, это мнение субъективное и предвзятое, но Фергюс говорит: «Если 35-летнй опыт не дает право быть иногда основательно предвзятым, то что тогда дает? Какими попусту растраченными будут эти 35 лет, если отбросить некоторые субъективные наблюдения!»

Интервью поделено на 8 частей для удобства чтения. Ссылка на каждую следующую часть внизу материала.

 

О ПЛЕМЕННЫХ КОБЕЛЯХ

 

ДЖЕН ФЕРГЮС: Как бы вы дали определение племенного кобеля?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я думаю, очень просто сформулировать, что такое племенной кобель. Это такой самец, который благодаря своим репродуктивным свойствам может изменить направление разведения в лучшую сторону. Вот что такое для меня племенной кобель. А теперь о том, что не является племенным кобелем; здесь список будет длинным. Племенной кобель – это не тот кобель, который выиграл 78 Best in Show. Рекорды и титулы абсолютно ничего не имеют общего с качеством производителя. Самая большая ошибка заводчика может быть – это путать своих выставочных кобелей с племенными. Они могут быть одними и теми же, но это совершенно не обязательно. 

Прежде всего вообще должна быть весомая причина использования кобеля в разведении. Я считаю, что если в данной стране в данной породе в одно и то же время есть два настоящих племенных кобеля, вы дважды благословенны. Я считаю, что если вы собираетесь использовать кобеля для разведения, должна быть особая и очень веская причина для этого – не потому, что он принадлежит вам или потому что он родственник какой-то собаки, которая вам нравится – это недостаточный критерий для племенного кобеля.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Каковы же веские причины?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я скажу о некоторых веских лично для меня причинах и в целом. Я хочу, чтобы племенной кобель был сыном суки экстра класса. Я хочу, чтобы за ним была сильная женская линия. Причиной для меня, возможно, может быть интуиция заводчика, предчувствие, что этот кобель может дать мне что-то или повести меня в направлении, в котором я хочу без потери моего собственного типа.

Кобель должен вписываться в эту структуру. Он должен иметь баланс и пропорции, которые по моим понятиям являются правильными для породы, и он также должен быть великолепен в некоторых обязательных аспектах. Все кобели, которых вы используете, должны в целом вписываться в структуру, которую вы хотите закрепить внутри породы. Скажем, закрепляя задние конечности, вы теряете голову или темперамент (выставочный кураж или назовите это как хотите).

Кобель, которого вы используете, должен так вписываться в ваш тип, чтобы вы не потеряли то, что имеете, и он должен иметь те качества, которые вы хотите привнести в свою программу разведения. Это единственная причина выбора кобеля.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Итак, в ваших краях есть кобель, в котором, как вам кажется, нуждается порода.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Да, и затем я должен проверить мою теорию и интуицию. Я считаю, что неизвестно, даст ли тебе что-нибудь кобель, стоящий перед вами. Вы лишь надеетесь на то, что поскольку у него самого есть нужные качества, он сможет передать их.

ДЖЕН ФЕРГЮС: И вы собираетесь попробовать его.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Да, есть единственный способ опробовать кобеля – это повязать его с кем-нибудь. И я думаю, что в начале его карьеры нужно повязать его в лайнбридинге, в ауткроссе и в инбридинге. После полудюжины пометов вы можете увидеть, есть ли общий знаменатель. Произвел ли этот кобель что-нибудь постоянное. Можете ли вы сказать: «Используй этого кобеля и твои шансы получить признак Х гораздо выше среднего»?

ДЖЕН ФЕРГЮС: Вы обнаружили этот общий знаменатель. Скажем, в каждом помете есть 1-2 щенка, имеющие качество, которое вы пытаетесь привнести. Каков будет ваш минимум? Может быть 30-40 % щенков имеют этот хороший признак, который мы ищем?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Щенки должны быть в целом единообразны. Не то чтобы не должно быть исключений. Вы получите одного слишком крупного или слишком мелкого или вроде того, но в целом щенки от хорошего производителя будут похожи друг на друга или хотя бы лучшие будут похожи друг на друга.

Я надеюсь, что вам не придется никогда открывать каталог, чтобы узнать, от моего ли кобеля щенок. Я хотел бы, чтобы вы узнавали это с первого взгляда. Таково потомство от идеального племенного кобеля.

Я хочу, чтобы вы поняли одну вещь. Кобель может плодить помет за пометом похожих щенков, но определяющий фактор успеха – насколько они хороши. Помет «без пороков» может быть «пометом без достоинств». Отсутствие пороков не является свидетельством качества. 

Есть люди, которые вяжут собаку и не имеют ни малейшего представления, что выбранный ими кобель может им дать. Я не говорю, что у них не могут родиться чемпионы, но у них нет понятия, какой тип или какие качества они собираются получить. Я завел весь этот длинный разговор о чемпионах еще и потому, что во многих породах практически любая собака может стать чемпионом, если вы будете выставлять ее достаточно долго. Поэтому то, что кобель является отцом сотни чемпионов, для меня ничего не значит. Для меня важно какого они качества. Я бы предпочел кобеля, который произвол 10 чемпионов, но которые являются многократными победителями Best in Show и выдающимися производителями, чем кобеля, который произвел 150 чемпионов-посредственностей.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Вы упоминали, что хотите, чтобы за кобелем стояла сильная женская линия. А если сильная линия у него с обоих сторон и он получен ауткроссом?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я пытаюсь собрать вместе в родословной все лучшие женские линии. Даже если кобель получен в результате ауткросса, первое, что я сделаю, я повяжу его в инбридинге на две разные линии, чтобы посмотреть, что он дает. Я также буду инбридировать на две линии сразу. Но просто лайнбредной родословной я всегда предпочту сильную женскую линию.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Что еще заставит вас считать, что кобель может стать выдающимся производителем кроме сильной женской линии за ним? Что вас заставляет пристальней приглядываться к нему?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Выдающееся качество заставляет меня обратить на кобеля внимание Собака экстра класса обычно дает мне ожидание, что он станет производителем. Я не думаю, что кобель может что-то дать, если у него самого этого не достаточно. Я думаю, что этот кобель может дать шею и плечо, потому что он в этом аспекте очень силен. 

Что-то достаточно сильное должно заставить захотеть его использовать. «Он приятный» - этого совершенно недостаточно. И если эта характеристика часто повторяется в его родословной, это еще лучше. Я считаю, что если кобель будет в состоянии давать этот параметр практически в каждом помете, не в каждом щенке, но в каждом помете, вы получите те самые 30 %.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Звучит так, что вы можете сами получить племенного кобеля.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я как раз сейчас вывожу племенных кобелей. Я развожу коккеров. Все примечательное, что сейчас есть в породе, рождено от одного замечательного кобеля. Я приобрел трех сук от этого кобеля. Я знаю, что мы можем повязать с ним суку и получить то же самое. Опасность в том, что сейчас все с ним вяжутся, и через пару лет мы будем все загнаны в угол. Никто по-настоящему не придает этому значения, а я начинаю создавать собственного племенного кобеля, который будет взрослым через 3-4 года. Нам придется что-то делать со всеми теми замечательными суками, которые родились от этого кобеля. С кем их вязать?

В бишонах у меня было много замечательных сук от Mr Beau Monde. Я волей-неволей вязал их, улучая каждую более-менее подходящую возможность. И ничего не получил. Если нет подходящих племенных кобелей, создайте своего. Забудьте о разведении «чемпионов двора» и идите за чем-то, что продвинет вас вперед.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Скажем, в вашей породе есть два сильных производителя, и вы планируете что-то получить от них. В каком направлении по вашему мнению надо двигаться? Скажем, вы начали с нескольких сильных сук от этих двух кобелей, будете ли вы вносить еще и третью линию?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я хотел бы иметь сестер-однопометниц, в идеале от лучшей женской линии в стране, повяжу одну из этих сук с первым кобелем, а другую - со вторым. Полученное потомство можно скрестить, и в нем возможно будет ваш племенной кобель. Если нет, есть бесконечное количество комбинаций, с которыми можно работать. Например, взять суку из каждого помета и повязать ее с отцом другого помета. Повязать самих матерей с другим производителем и т.д. по кругу. Вы также можете повязать щенков первой генерации с дедушкой или бабушкой и т.д.

Когда вы задействовали все эти возможности, вы почти всегда в конце концов попадете в цель. Вы будете концентрировать достоинства, но также и свои недостатки. Вот почему вам надо работать с лучшим, и только с лучшим. Если есть недостатки, вам придется корректировать их.

К счастью, вы создали несколько поколений, и одновременно с вами работает еще один добросовестный заводчик, который делает то же, что и вы, но с другими собаками. Вы говорите ему: «Послушай, мне нужны назад мои задние конечности, я хочу вернуть их при помощи вот этой моей суки и одного из твоих племенных кобелей».

ДЖЕН ФЕРГЮС: Но теперь вы не просто привносите что-то новое, а смешиваете две линии.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Да.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Когда вы говорите о смешении, для меня это то, что произошло 2-3 поколения назад, когда вы взяли и повязали своих сук с двумя неродственными кобелями.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Вы взяли суку А и суку Б. Вы повязали их с двумя выдающимися производителями, и вы скрестили их потомков. Вот где вы начали «замес».

ДЖЕН ФЕРГЮС: Но те две суки были сестрами и смешивание уже произошло. В результате вы скрестили две линии и все еще лайнбридируете.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Правильно. И если те кобели так хороши, как мы надеялись, и женская линия так хороша, как нам представлялось, вы в каждом поколении исключили то, что я называю V-фактором – все нежелательные качества. Вы знаете, что стоит за этими собаками. Вы почти всегда можете предсказать, какое достоинство или недостаток получится, если вы останетесь со своим генным набором. Вы можете сказать: «Я не получаю фактор Q, мне надо его привнести». Затем вы начинаете сначала.

ДЖЕН ФЕРГЮС: А те две сестры, которых вы собираетесь вязать с теми двумя производителями, предпочитаете ли вы, чтобы они были не родственны кобелям?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Сущность плана в сильной сучьей линии. Тогда я бы предпочел, чтобы они не были в тесном лайнбридинге ни с одним из этих кобелей. Но если это и так, все равно неплохо.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Так, теперь вы смешали линии. Вследствие этого вы привнесли 50% новых кровей. Если вы продолжите с ними работать, вы получите новое поколение от тех двух собак. Теперь у вас два помета, и вы ищете в одном из них своего племенного кобеля или вы продолжаете работать со следующим поколением?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Он может получиться в первом помете, но я думаю, что более ценный материал будет в следующем поколении, где вы возьмете что-то из одного помета и что-то из другого. Тогда, если вам повезет, вы можете получить то животное, которое вы ищете. Но возможно, вам придется несколько раз повторить, прежде чем вы найдете правильную пару. Спаривая это следующее поколение, я жду, что их генетика проявится – те вещи, которые действительно важны для породы. Лучшее должно нести в себе сущность породы. Вам тогда придется отбросить посредственность. Ей здесь не место!

ДЖЕН ФЕРГЮС: Вы закладываете, возможно, 4 поколения тщательного продуманного инбридинга, чтобы получить следующего племенного кобеля.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Он может получиться и быстрее, но это предварительный план. Он должен быть по-настоящему хорош и также быть способным к воспроизводству.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Я делала интервью однажды с заводчиком такс, и он сказал, что лучший путь использования племенного кобеля – это вязать его со всеми подряд суками.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Это один путь, и я не могу абсолютно не согласиться с ним. Но для того, чтобы так поступать, вы должны быть тем, что я называю «классный заводчик». Вы не должны вязать этого кобеля за 50$. Этот путь я назвал бы не «использованием», а «тестированием», и это тестирование должно быть как-то ограничено. Оно дает возможность показать вам, что может дать кобель в худшем случае и проявит его положительные стороны.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Какие недостатки для вас простительны?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Это зависит от породы. В бишонах я никогда не прощу бич, который мы имеем – короткие ноги и длинный корпус. Я никогда даже не взгляну на такого кобеля и в самом начале продам его «на диван».

Племенной кобель в любой породе обязательно должен иметь желательные качества, силуэт и баланс, так как в этом в большой мере состоит сущность породы. Я не мог бы простить плохие движения – боковое, потому что там задействовано слишком много костей и частей анатомии, чтобы это можно было не брать в расчет. Я могу простить некоторые погрешности в движениях «вперед-назад», если профильные движения хорошие.

Мне нравятся хорошие головы, но голове совершенно не обязательно быть идеальной. Хотя без классной головы нет классной собаки, помните, что сама по себе классная голова не делает собаку классной. Есть гораздо более важные вещи. Я считаю, что получить в разведении красивую голову в принципе легко, если это все, что вас заботит в этой породе. У любой собаки есть свои недостатки.

Конечно, есть породы, в которых голова является определяющим признаком – бультерьеры, бульдоги, колли и т.д. В них голове придается огромное значение. Но даже в этих породах, если все, чего вы добились – это хорошая голова, у вас впереди еще прорва работы.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Я помню чемпиона в породе лхаса-апсо, который дал огромное количество чемпионов. Когда в конце концов я увидела его своими глазами, я была изумлена тем, что он очень мелкий, но при этом от него не рождались мелкие щенки. По-видимому, его владелец простил своему кобелю маленький рост, и он оказался замечательным производителем.

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я бы также простил производителю его размер. Немного крупноват или немного мелковат – это не так уж и важно для меня.

ДЖЕН ФЕРГЮС: Теперь вы вывели племенного кобеля, и его потомство устраивает вас по качеству, но вместе с тем вы получили и некую экстерьерную проблему. Если вы видите, что этот недостаток проявляется постоянно, будете ли вы по-прежнему считать этого кобеля племенным или будете использовать ограниченно?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я начну его использовать на приличных собаках. Это увеличит его способности как производителя. Я буду использовать с ним сук, у которых хорошо закреплен тот признак, в котором он слаб. Но помните, я хотел бы, чтобы этот кобель был препотентным. Гораздо легче обходить недостатки в разведении, если вы знаете, где и за кем они скрываются!

ДЖЕН ФЕРГЮС: Представьте, что кто-то звонит вам по телефону, и вы знаете, что в сочетании с этой сукой ваш кобель может дать, например, светлые глаза. Как вы поступите?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Если вы скажете этим людям, что на ваш взгляд не стоит вязать данную суку с вашим кобелем, потому что у нее плохой пигмент, и ваш кобель склонен давать плохой пигмент, они начнут трубить об этом на всех углах и поливать грязью вашего кобеля. С другой стороны, вы можете ничего не сказать, повязать собаку, и у щенков получится плохой пигмент. Теперь они будут уже не только говорить, но и показывать всем: «Смотрите, что получилось от этого кобеля» (Конечно, сука будет совершенно не при чем!!!)

ДЖЕН ФЕРГЮС: Значит ситуация безвыходная, но из двух зол можно выбрать меньшее. Или вы можете поступить как некоторые заводчики и сказать: «У нас такого никогда не было!» Но, возвращаясь к вашему утверждению, что в одной стране ни в одной породе не может одновременно существовать больше двух настоящих племенных кобелей, вы действительно говорили серьезно?

РИЧАРД БЬЮЧЕМП: Я был предельно серьезен. Я считаю, что следует ввести на выставках классы для кастрированных кобелей. Во многих породах причина общей картины посредственности в том, что многие используют посредственных кобелей. Повязать «старого дружка» из соседнего двора – это не то же самое, что селекционное разведение. Я голосую за немецкий поход, где вы обязаны получить допуск в разведение. Американцы, конечно, никогда на это не пойдут, но немцы усовершенствовали многие замечательные породы. 

Перевод с английского Ирины Петраковой 

Продолжение интервью:

 Часть 1 ЩЕНКИ     

 Часть 2 СУКИ. ОСНОВАНИЕ ЛИНИИ 

 Часть 3 О ПЛЕМЕННЫХ КОБЕЛЯХ 

 Часть 4. СОДЕРЖАНИЕ ПЛЕМЕННОГО КОБЕЛЯ

 Часть 5 ОСОБЕННАЯ (ВЫСТАВОЧНАЯ СОБАКА) – ОСНОВНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ        

 Часть 6 ОСОБЕННАЯ (ВЫСТАВОЧНАЯ СОБАКА). У КАЖДОГО СВОИ "ПРИМОЧКИ"       

 Часть 7 ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ХЕНДЛЕР  

 Часть 8 ВЛАДЕЛЕЦ-ХЕНДЛЕР 

Заходите!

Ищите

Вы не авторизованы.

 

контакт

 

    При использовании материалов с нашего сайта ссылка на http://www.biglik.ru/ обязательна